Власти могут ввести режим ЧП: правозащитник о ситуации в Беларуси

Власти могут ввести режим ЧП: правозащитник о ситуации в Беларуси

Валентин Стефанович из правозащитного центра "Весна" дал оценку действиям властей Беларуси во время протестов, рассказал о том, что известно о задержанных, и не исключил введения режима ЧП.

Уже четвертые сутки в Беларуси не утихают акции протеста и столкновения с силовиками после президентских выборов 9 августа. Согласно официальным данным, в стране более 6 тысяч задержанных, а также зафиксирована смерть одного демонстранта. Из-за отсутствия интернета в стране и информации со стороны госорганов, многие родственники задержанных не могут найти своих близких. В интервью DW правозащитник Центра "Весна" Валентин Стефанович рассказал, как правозащитники пытаются помочь людям найти задержанных, можно ли доверять данным МВД, и как события будут развиваться дальше.

DW: Как правозащитники в целом оценивают ситуацию после президентских выборов в Беларуси?

Валентин Стефанович: Ситуация очень тяжелая, причём не только в Минске, а вообще по стране. Я бы сказал, что мы имеем дело с кризисом, связанным с правами человека. И он более серьёзный и масштабный по сравнению с тем, что был в 2010 году. Если учитывать данные МВД — а других у нас и нет — то за эти три дня были задержаны не менее 6 тысяч человек. Мы видим, что мест задержаний не хватает. Задержанных вывозят, а куда — мы не знаем. Никакой информации родственники получить не могут — просто люди исчезли, в течение трёх суток близкие не могут их найти.

- Насколько можно доверять данным МВД о количестве задержанных?

— Я лично данным МВД не доверяю и не исключаю, что количество задержанных может быть и больше, как и число пострадавших. Мы знаем, что как минимум в трёх госпиталях и больницах Минска находятся пострадавшие. Те спецсредства, которые применяют силовики, наносят много увечий демонстрантам, особенно светошумовые гранаты, которые разрываются на осколки, а также резиновые пули, которые в Беларуси впервые применяют в отношении демонстрантов.

Мы знаем, что как минимум один человек погиб — это МВД официально признало. Такого тоже никогда не было в Беларуси, чтобы в результате разгона демонстраций кто-то погиб. Правда, у нас сейчас нет никакой информации о личности этого человека — никто из родственников к нам не обращался, а органы следствия не распространяются по этому поводу по своим причинам.

- После первого дня протеста вы заявили, что в Минске погиб человек в результате наезда на него спецтехники. Но МВД эту информацию опровергло. Есть ли сейчас подробности об этом случае?

— Об этом случае сейчас тоже ничего не известно, имя этого человека мы не знаем. Нам этот сигнал поступил от медиков. И этот инцидент определенно имел место. Есть фотографии в интернете, где видно, как спецтранспорт врезается в демонстрантов — три человека серьёзно пострадали. Была информация, что один из них в результате черепно-мозговой травмы до больницы не доехал.

- Во время акций протеста в Беларуси мишенью для правоохранительных органов также стали журналисты, которые освещали акции. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Давление на журналистов укладывается в общую концепцию, которую мы наблюдали ещё до начала этих событий, во время избирательной кампании. МВД обвиняло некоторых журналистов чуть ли не в организации этих акций — мол, они своими стримами ими руководят и организовывают. И были факты задержания журналистов, которые работают на улице со стримами. Я думаю, что для властей нежелательно распространение информации о том, что происходит в Беларуси, в частности в Минске. Поэтому мне кажется, что вчера журналисты были атакованы целенаправленно — мы знаем, что были разбиты камеры, журналисты подверглись нападению, избиению. Это, конечно, ещё один из вопиющих фактов, который мы наблюдаем — журналисты во время исполнения профессиональных обязанностей столкнулись с угрозой для жизни и здоровья.

- Как вы работали в условиях отсутствия интернета (проблемы с интернетом в Беларуси появились 9 августа, связь наладилась только утром 12 августа. — Ред.)?

— Очень сложно, потому что не было связи с регионами. Кроме того, мы сами понесли потери — как минимум 6 членов правозащитного центра "Весна" были задержаны в регионах. У меня такое ощущение, что их, как и журналистов, целенаправленно изолировали.

— Люди звонят на стационарные телефоны, просто обрывают их, сообщают информацию, фамилии родственников, спрашивают у нас, где их можно найти. Мы всем помогаем по мере сил, потому что у нас тоже нет информации — нам её никто не предоставляет. Мы даём телефоны, куда звонить людям, где могут находиться задержанные. Но вообще получать информацию очень сложно, потому что, я повторюсь, МВД никаких списков не предоставляет.

Сейчас мы хотим собирать свидетельства жестокого и бесчеловечного обращения с задержанными. И поэтому призываем людей дать свидетельские показания от своего имени, рассказать, что происходило: когда он был задержан, как с ним обращались в милиции. И потом мы будем использовать эту информацию в нашей международной работе — для докладов в структурах ООН, которые контролируют исполнение Беларусью обязательств по правам человека. Сейчас, наверное, это очень странно звучит, но действительно, у Беларуси есть международные обязательства в сфере прав человека — ведь Беларусь ратифицировала Международный пакт о гражданских и политических правах, который власти обязаны исполнять.

- Как, по-вашему, могут развиваться события дальше?

— Если акции протеста будут продолжаться с такой же интенсивностью, то я опасаюсь, что может быть введено чрезвычайное положение в стране. Если оно объявляется, то у нас издается указ со списком ограничений, которые будут действовать на протяжении какого-то времени. Может быть ограничение по перемещению — комендантский час, когда запрещено в ночное время появляться на улице. И, естественно, для поддержки режима чрезвычайного положения не будет достаточно органов милиции и внутренних войск — это требует привлечение армии.

Может быть ограничена деятельность организаций, политических партий, определенная цензура введена. Естественно, это будет сопровождаться ещё большими арестами и задержаниями. Наверное, это теоретическая возможность, но если будут так развиваться события дальше, если будут предприятия выходить на забастовки и усиливаться демонстрации, то я такую ситуацию не исключаю.

Об этом сообщает Москов пост

Власти могут ввести режим ЧП: правозащитник о ситуации в Беларуси
Власти могут ввести режим ЧП: правозащитник о ситуации в Беларуси
Власти могут ввести режим ЧП: правозащитник о ситуации в Беларуси
Власти могут ввести режим ЧП: правозащитник о ситуации в Беларуси

Демонстранты МВД Правоохранители



Источник: “https://newsmir.info/2162807”